Рождение танцующей звезды (Антон Мосягин для URAL MUSIC MAGAZINE)

Антон Мосягин – о том, как Белла Риас выросла из уральского рока
Картина маслом: посредине зала в ярком свете жгучая красавица в ярко-красном платье с открытыми руками играет на гитаре. От зала ее отделяет лишь несколько ваз с охапками огромных красных роз. У красавицы с заморским именем Белла сегодня день рождения, и она дарит друзьям свои стихи и песни. Гости танцуют, подпевают имениннице и поздравляют ее от всей души.
Это не Тарантино и не Альмодовар, это вообще не кино. Это под нашим уральским небом сотне зрителей посчастливилось побывать на дне рождения звезды – в ресторане «Старая Гавана» Белла Риасс и ее группа «ТарантинА» отыграли уже традиционный «деньрожденный» концерт.

Я слушал Беллу и не мог избавиться от странного чувства раздвоенности: я не узнавал ее и музыку. Вроде не раз бывал на ее концертах, а год назад даже стоял рядом с ней, и мы что-то пели вместе на нашем совместном «деньрожденном концерте», вроде почти все песни уже знакомы наизусть, а с этими людьми я расстался всего 15 минут назад в гримерке – но сейчас я не узнаю тех, кто на сцене, там кто-то другой, какие-то колдуны во главе с могучей чаровницей, чья музыка стучит в мое сердце, переворачивает мою голову и заставляет дергаться ноги, я едва могу устоять, чтобы не сорваться в пляс. И всё же, несмотря на то, что я слышу и вижу это здесь и сейчас, меня не отпускает чувство, что я смотрю фильм – настолько происходящее перед нами выламывается из привычного порядка вещей своей силой и яркостью, красотой и страстью. И лишь много позже я понял, как мне кажется, причину этого «киношного» ощущения: она выросла.
Она никогда не была «модной», но всегда стильной и экстравагантной. Она просто была вне – не плыла по течению, не бежала за стадом, тыча носом по модным ветрам, в ее песнях нет политики, покемонов и приторной пропаганды здорового образа жизни. Наоборот, ее песни – это боль, такая же разная, как и наша жизнь – когда горькая, когда сладкая. Как у Башлачева: «Я люблю оттого, что болит, или это болит оттого, что люблю?»
И да, в ее мире царит мир. А в нем властвует Любовь – с большой буквы «Л». И еще дюжина букв и сотни оттенков чувств: тут тебе и «Н» с нежностью и ненужностью, и «Я» с яркостью и яростью, и «С» – с сексом и слабостью. Белла живая, живая в каждой песне и каждой строчке, и свою кипящую внутреннюю жизнь она щедро выплескивает на слушателя и зрителя – которые, сдаваясь под напором ее любви, верят каждому ее слову, иногда вопреки собственному желанию и нажитому в боях под суровым русским солнцем цинизму. Белла с легкой улыбкой жалуется, что ее песни слишком часто воспринимают как автобиографические, а потом участливо спрашивают после концертов: «А зачем ты с ним живешь? У тебя все так плохо? Он изменяет? Ты так страдаешь?» Трудно поверить сегодня, в обезличенном и стандартизированном мире, что перед тобой стоит человек, который по своей воле живет за других, переживает их боли и радости, взлеты и падения – и рассказывает о них так же правдиво, как будто они его личные.
Несмотря на знакомые всем нам бытовые заботы и тяготы жизни, от которых мы черствеем и гаснем, в душе Белла все та же 16-летняя шебутная и веселая девчонка. Как по мне, в ее песнях цепляет именно наивность души, но не музыки. В новых песнях Белла и ее музыка повзрослели настолько, что выросли из местного огородика – и у нас появилась новая звезда. Если раньше Белла вольно или невольно шла в колее «уральского рока» – где по привычке, где по любви к нашим «домашним гениям», то сейчас ее песни звучат откровенно наособицу.
Помогает ей в этом изо всех сил ее мужская команда – веселый басист Дима Миляев, играющий с Беллой еще со времен «Степени неба» (предыдущей инкарнации Беллы-музыканта), гитарист-металлист Женя Шипунов, чьи запилы в местной трэш-банде Warshall рвут мозг, а в «Тарантине» греют душу, и суровый барабанщик Макс Касьянов, который изо всех сил старался играть потише, потому что «Гавана» все-таки еще не стадион. Справедливости ради стоит отметить, что есть еще один участник группы, находящийся в тени, но от этого не менее значимый, чем музыканты на сцене. Это Андрей Котов – бывший барабанщик золотого состава легендарной «Агаты Кристи», а сейчас – музыкальный продюсер и «неофициальный Карабас Барабас» «Тарантины». Без его опыта и перфекционизма ребята бы еще долго были просто очередной «перспективной рок-группой».

Собственно, и ярлык «рока» на эти песни уже не натянуть – он лопнул, когда переделка «Ты дарила мне розы» взорвалась цветастой цыганщиной, а его осколки смела внезапная блюзовая импровизация всей команды под стих Беллы, который она читала, пока затирали разлитую из-под цветов воду. А нежная и скромная скрипка Эли Алыповой, так неожиданно и так своевременно обретенная прямо перед «деньрожденным» концертом, стала недостающей «вишенкой» на ажурном торте «Тарантины». Со скрипкой песни Беллы приобрели какое-то новое измерение – и если глубины там и так всегда хватало благодаря словам и образам, то сейчас можно говорить о высоте: совершенно земные женские слезы и радости очищаются и поднимаются до вселенских принципов – Инь и Ян, женское и мужское, быт и бытие. Именно в этом для меня оказалась разгадка «незнакомости»: испытания и переживания последнего года преобразили ее творчество, наполнили ее песни символами и чувствами, общими для каждого человека – и прежние девчачьи рокнрольчики сменились пронзительными балладами и уже по-взрослому драйвовыми хитами, со словами, которым хочется подпевать. Что народ на концерте и доказал: люди подпевали, танцевали все, что умели – от джиги до кан-кана, кричали «Браво» и вообще расходиться упорно не хотели, даже после второй песни на бис.
У капитана Беллы Тарантины и ее команды большое плавание впереди. «Мы будем делать чудеса», – поет она, и я уверен, она сдержит обещание.

http://uralmusicmag.ru

Поделиться:

Оставить комментарий

ТарантинА