Культура Екатеринбурга, проект «Музыка в моем плеере»

Лидер и вокалист группы «Тарантина» Белла Тарантина в проекте «Музыка в моем плеере» рассказала, почему музыку не стоит анализировать, в чем секрет популярности советских песен и под какую арию легче всего собирать картошку.

Музыка для меня начиналась с бардовской песни. Ребенком я много слушала Высоцкого, Окуджаву, Веронику Долину. Это наследие моих родителей. Отец был режиссером и очень любил русскую поэзию, а потому и бардовскую песню — это ведь стихи под гитару. Любил Гребенщикова и русский рок. Песни Бориса Гребенщикова, или просто БГ, — это отдельная планета. Всегда одинаковые, но при этом все время разные. Это ассоциативная поэзия, положенная на музыку, аранжировки несложные, но именно такие, какие помогают тексту максимально раскрыться. Хочется слушать еще и еще раз, в песнях много слоев – эмоциональных и смысловых. Окуджава — гениальный поэт и человек. К его произведениям я иногда возвращаюсь. А к Высоцкому перестала возвращаться. Наверное, потому что в его песнях – надрыв. Вокруг и так много несчастья.
Еще в школе любила песни Макса Ильина и группы «Собаки Качалова». Эти песни вроде бы просты, но в них много настоящего рок-н-ролла: «Небо», «Я просто улыбаюсь», «Последний расстрел», «Похожий на бога». В студенчестве мы ездили на картошку, там я пела практически каждый день Summertime —  ария, написанная композитором и пианистом Джорджем Гершвином. Но кто ее только не перепевал. От Армстронга и Фицджеральд до группы The Zombies. Народ требовал – видимо, им под эту песню было легче собирать картошку. Кончилось тем, что меня от нее тошнило. Тогда мы перешли на «Агату Кристи» «По лесам бродят санитары».

Сегодня, собираясь на кухне, люди, как и десять лет назад, любят петь под гитару советские песни, особенно детские. Они всем понятные и родные, практически каждый может подпеть. Любят композиции из «Бременских музыкантов», «Мэри Поппинс», также «Вагончик тронется, перрон останется», «Если у вас нету тёти», «Кавалергарда век не долог» и другие. Наверное, когда они их поют, люди эмоционально возвращаются в детство.

Бывает, ты услышал какую-то мелодию и понимаешь, что это твое – хочется слушать еще и еще.  Что-то дрогнуло в душе, и ты хочешь это повторить. То же происходит с едой и любовью. Хочется головой потрясти —  включаешь Нирвану, душевности — «Наутилус Помпилиус». Музыка приходит в мою жизнь часто неожиданно, из-за угла. Как-то у парней на улицы играла песня. Мне понравилась, я подошла, спросила и, оказалось, что это Arctic Monkeys – отличная группа. У них необычные аранжировки. Кажется, в их музыке  все просто, но при этом все продумано. Еще меня ритмика зацепила и голос вокалиста — он очень своеобразный.  Arctic Monkeys не оглядываются ни на кого, и этим прекрасны.

У U2 нравится мелодичность. Они умеют своей спокойной музыкой что-то у тебя внутри зажечь. И тексты  у них сильные. Если The Beatles перевести на русский будет поэзия на уровне «Ласкового мая». Но у их песен очень сильный эмоциональный и музыкальный посыл, и это, я считаю, самое важное. Без него песня будет пустой. «Битлз» говорили о том, что важно для каждого из нас — о дружбе, любви, вере в свои силы. Поэтому их до сих пор любят и слушают. Еще у них офигенные гармонии – обожаю их.

Целый месяц я слушала песню Sealed With A Kiss в исполнении певца Джейсона Донована (Jason Donovan). Это кавер, оригинал спел Брайан Хайланд еще в 1960 году. Вроде бы обычная попсовая песня, но Донован так спел и так аранжировал, что просто «Блин! Офигеть!», и нет других слов!

Какое-то время я много слушала Amy McDonald. Понравился тембр, простота, мелодичность и изысканность гитарных партий, да и сами песни очень, очень хороши! Композицию This is to mother you ирландской певицы и композитора Шинейд О’Коннор. Пела своей дочери вместо колыбельной. Потрясающая песня! Когда ее слушаешь, тебя словно кто-то обнимает и говорит, что все будет хорошо. Я на нее даже кавер делала в первом альбоме.

«Волшебная флейта» Моцарта для меня близка и понятна. Другую академическую музыку я  сейчас редко слушаю. В школе ко мне попала кассета с записью народных боливийских мелодий. Просто музыка, без слов, но я прифигела, как это было круто! Через много лет я пыталась найти произведения,  записанные на ту кассету, но ничего не получалось. А недавно, когда сидела в салоне красоты, я услышала одну из тех мелодий. Я достала всех сотрудников с просьбой скопировать ее на флэшку. Спросила: «А кто играет?». Они не знают, говорят: «Просто музыка». Просто музыка… Так название и не узнала, может, и неважно это.

С ребятами из группы «Тарантина» мы долго искали свой стиль. И поп-рок играли, и инди, и даже пара песен носила печать фолка. Но всегда чего-то не хватало. Поиски ведутся до сих пор. То, что мы делаем сейчас, жестче, ритмичней, чем было раньше. Пришли к тому, что музыка не должна грузить. В песнях должны быть достаточно глубокие тексты, но они должны восприниматься легко, чтобы их хотелось слушать и под них пританцовывать. В этом плане всегда любила Depeche Mode, из наших можно привести в пример первый альбом «Обе две» и группу «Курара». Когда я начинаю анализировать и делить песню по составу (на текст, аранжировки, мелодику), то ее магия распадается вместе с ней на части, и песня перестает цеплять.   Я перестала делить музыку на стили, после того, как услышала System of a Down на юбилейном фестивале «Кубана» в 2013-ем. Эта группа вне рамок. Они исполняют и армянские народные мелодии, и всякий рок-н-рольный трэш. Они просто решили, что не стоит заморачиваться по поводу названий стилей. Музыка едина и прекрасна сама по себе. И нужно просто играть и слушать, что хочешь.

Беседовал Эдуард Крылов

Фото: Мария Рубцова

Источник: http://культура.екатеринбург.рф/articles/573/i200241/
© Культура Екатеринбурга — афиша, новости, репортажи

Поделиться:

Оставить комментарий

ТарантинА